Цитаты из книги «Сильвия и Бруно. Часть первая»

«- Ага, либо тогда Сильвия мне только снилась, а теперь я проснулся, либо тогда я в действительности был рядом с Сильвией, а это все сон! Не сон ли - сама Жизнь, хотел бы я знать?»

«- Уверяю вас, - серьезно сказал он, - что если только моя ванна была изготовлена, я принимал ее каждое утро. Я совершенно точно уверен, что заказал ее; единственное, в чем я сомневаюсь, это сделали ее в конце концов или не сделали. Не могу вспомнить, после стольки-то лет...»

«Миледи выглядела весьма довольной и даже захлопала в ладоши, но с таким же успехом вы могли бы ударять друг о друга двумя перинами - звука не было.»

«Миледи была чересчур полна достоинства, чтобы скакать, зато она ржала, как лошадь, и махала над головой платочком...»

«- Да нет же, нет, - весело прервала она. - Я не имела ввиду наши книги! Мы-то с вами совершенно ненормальны. Но вот эти брошюры - эти небольшие дразнящие романы, где на пятнадцатой странице убийство, а на сороковой - свадьба - они-то, несомненно, рождены паром!»

«- Будьте добры, я Сильвия!

- А то другое существо - оно кто? - сказал Садовник.

- Какое существо? - спросила Сильвия, поглядев вокруг. - Ах, это Бруно. Он мой брат.

- А вчера он тоже был твоим братом? - беспокойно спросил Садовник.»

«... Для меня правда то, что ты сказал о себе в шутку!»

«- Что, бестолочь! - вскричала миледи. - Он не большая бестолочь, чем я!

- Вы правы, моя дорогая, - успокоительно проговорил Вице-Губернатор, - не большая.»

«- Ну уж это, я думаю, совершенно невозможная штука - выпить чашку чая залпом! - отозвался граф...»

«Себялюбие низкого и могущественного человека, себялюбие честолюбивой и глупой женщины, себялюбие злобного и не ведающего иной любви ребенка - путь для них один: от плохого к худшему.»

«- Вы что, всегда все путаете? - спросил Бруно.

- Боюсь, что довольно часто, - честно признался Профессор. - Взять, например, клетку для кроликов и напольные часы. - Профессор указал на них пальцем. - Эти-то две вещи очень легко спутать: обе имеют дверцы, примечаете? Не далее как вчера, изволите видеть, я положил в часы немного салата, а потом попытался завести кролика.»

«- Маленькое существо должно лечь в кровать, и лучше сразу, - авторитетно заявил он.

- Почему сразу? - спросил Профессор.

- Потому что по частям его все равно не уложишь, - ответил Другой Профессор.»

«- ... Тебе стоит брать пример с Сильвии. Она-то занята весь долгий день.

- И я тоже! - ответил Бруно.

- А вот и неправда, - вмешалась Сильвия. - Ты занят весь короткий день.

- А какая разница? - спросил Бруно. - Вот скажите, господин, сударь, весь день настолько же короткий, насколько и длинный <...>

- Дорогие мои, - произнес он спустя пару минут, - день имеет ровно такую же длину, как и любой предмет той же длины, что и он...»

«- Я никогда ни с кем не разговариваю, если его нет, - ответил он. - Это неприлично. Сперва нужно подождать, чтобы он пришел, и тогда с ним разговаривать.»

«- А раньше он тоже терялся? спросила Сильвия, приподнимая за уголок каминный коврик и заглядывая под него.

- Один раз, - сказал Профессор, - он потерялся в лесу.

- И не мог там себя найти? - спросил Бруно. - А почему он не кричал? Тогда он услышал бы себя - если бы был не очень далеко.»

«- У вас в лейке нет воды! - сразу же заявил Бруно Садовнику, дернув его за рукав.

- Еще бы! Ведь без воды она намного легче, - ответил Садовник. - Держать на весу полную лейку - небось, рука заболит. - И он продолжил свое занятие, напевая себе под нос: "Сырая ночь грядет!"»

«- Послушайте, дорогой Профессор! - прошептала Сильвия. - А пусть он не открывает калитку для нас. Мы выйдем вместе с вами.»

«- Ну а теперь я, пожалуй, вернусь во дворец, - сказал Профессор, когда мы прошли несколько ярдов по дороге. - Понимаете, читать здесь совершенно невозможно, ведь все мои книги находятся в доме.»

«- Давайте свои имена.

- А мы не можем вам их дать, - воскликнул Бруно и потянул Сильвию назад, прочь из залы. - Они нам самим нужны!»

«... ты ведь помнишь, что я вполне искушен в естественных науках (мне, например, всегда удается отличить кошку от курицы с первого взгляда)...»

«- Да знаком ли вам хоть один тщеславный человек, который отважился бы похвалить какую-нибудь картину? Ведь единственное, чего страшится такой человек (не считая полного игнорирования собственной персоны), так это сомнения в своей непогрешимости! Стоит вам хоть разок похвалить картину, как ваша репутация непогрешимого судьи повисает на волоске. Допустим, это будет портрет, и вы отважитесь сказать: "Хорошо очерчен". А кто-нибудь обмерит его и найдет, что в одном месте нарушена пропорция на восьмую долю дюйма. И вы кончены как критик. "Вы сказали, очерчен хорошо?" - саркастически вопрошает ваш приятель, а вы краснеете и опускаете голову. Нет уж. Единственный безопасный путь - это если кто-нибудь вдруг скажет: "Хорошо очерчен" - тут же пожать плечами. "Хорошо очерчен?" - в раздумье повторяете вы. - Хорошо? Гм!" Вот способ сделаться великим критиком.»

«- Он довольно красив, - сказал я.

- Отвратительно красив, - пробормотал Артур.»

«- Чтобы провести полное логическое обоснование, - хмуро, но серьезно начал Артур, - начнем с двух Дефиниций...

- Вот-вот, теперь вспомнила! - перебила его собеседница: - Логическое беснование! И эти Девиции приводят нас к...

- Злоключению...

- Да-а? - с сомнением протянула ученая леди. - Мне казалось, что звучало иначе. Но как называется это беснование в целом?

- Хилогизм.

- Ах, да! Вспомнила. Но мне-то, как вы понимаете, не нужен Хилогизм, чтобы убедиться в справедливости приведенной вами математической аксиомы.»

«Она почти ничего не весила; она была настолько невесома, что у меня на мгновение появилась пресмешная мысль, будто с ней на руках мне даже легче будет подниматься по лестнице, чем без нее...»

«- ... Но где вы раздобыли такую няню?

- Бруно соорудил, - ответила Сильвия. - Ее звали Помело.

- Памела?

- Нет, Памела не получилась. Вышло Помело.»

Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите, чтобы добавить цитату к книге «Сильвия и Бруно. Часть первая». Это не долго.

КнигоПоиск © 2018 • 18+