Цитаты из книги «Черный обелиск»

Купить книгу Узнайте, где выгоднее купить книгу «Черный обелиск»

Вы перешли на страницу с цитатами из книги «Черный обелиск». Здесь представлены лучшие цитаты из произведения, выбранные пользователями Книгопоиска. Список цитат является не полным. Вы можете сами пополнить его найденными и понравившимися вам цитатами из данной книги, а также прочитать уже внесенные и поставить лайк наиболее понравившимся высказываниям. Найдите хорошую цитату из прочитанного произведения, внесите на наш сайт или оцените уже добавленные цитаты! Создайте свой список любимых цитат на своей персональной странице портала. Читайте книги и делитесь полученной интересной информацией с другими читателями!

«– Видите! – с горечью восклицает Генрих, обращаясь к Ризенфельду. – Поэтому мы и войну проиграли! Во всем виноваты наша расхлябанная интеллигенция и евреи.

– И велосипедисты, – добавляет Ризенфельд.

– При чем тут велосипедисты? – в свою очередь, удивляется Генрих.

– А при чем тут евреи? – отвечает вопросом на вопрос Ризенфельд.»

«"Но, видно, так уже повелось на свете: когда мы действительно что-то начинаем понимать, мы уже слишком стары, чтобы приложить это к жизни, так оно и идет - волна за волной, поколение за поколением, и ни одно не в состоянии хоть чему-нибудь научиться у другого."»

«Ни в чем нет лжи. Где ложь и где правда, знает только Бог. Но если он Бог, то не может существовать ни лжи, ни правды. Тогда все - Бог. Лживым было бы только то, что вне его. Если же существовало бы что-нибудь вне его противоположное ему, он был бы только ограниченным богом. А ограниченный бог - не Бог. Значит, или правда, или Бога нет.»

«- ... Разве вы не знаете, каковы три самые большие драгоценности нашей жизни?

– Откуда же я могу знать, господин обер-прокурор, если я и самой жизни-то не видел?

– Добродетель, юность и наивность! – безапелляционно заявляет Георг.- Если их утратишь, то уж безвозвратно! А что на свете безнадежнее многоопытности, старости и холодного рассудка?

– Бедность, болезнь и одиночество, – отзываюсь я и становлюсь вольно.

– Это только другие названия для опыта, старости и заблуждений ума.»

«Духовные пастыри освящают памятник, каждый во имя и от имени своего бога. На фронте, когда нас заставляли присутствовать при богослужении и служители разных вероисповеданий молились о победе немецкого оружия, я размышлял о том, что ведь совершенно так же молятся за победу своих стран английские, французские, русские, американские, итальянские, японские священнослужители, и Бог рисовался мне чем-то вроде этакого озадаченного председателя обширного союза, особенно если молитвы возносились представителями двух воюющих стран одного и того же вероисповедания. На чью же сторону Богу стать? На ту, в которой населения больше или где больше церквей? И как это он так промахнулся со своей справедливостью, если даровал победу одной стране, а другой в победе отказал, хотя и там молились не менее усердно! Иной раз он представлялся мне выгнанным старым кайзером, который некогда правил множеством государств; ему приходилось представительствовать на протяжении долгого времени, и всякий раз надо было менять мундир — сначала надевать католический, потом протестантский, евангелический, англиканский, епископальный, реформатский, смотря по богослужению, которое в это время совершалось, точно так же, как кайзер присутствует на парадах гусар, гренадеров, артиллеристов, моряков.»

«Но, видно, всегда так бывает: смерть одного человека — это смерть, а смерть двух миллионов — только статистика.»

Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите, чтобы добавить цитату к книге «Черный обелиск». Это не долго.

КнигоПоиск © 2016 • 18+