Цитаты из книги «Удушье»

Купить книгу Узнайте, где выгоднее купить книгу «Удушье»

«-Вот как - вы решили стать врачом?

-Нужно же на что-то было выменять свою юность...»

«Если всё придёт к выбору между тем, чтобы оказаться нелюбимым, и тем, чтобы стать ранимым, чувствительным и чувственным - тогда можете оставить вашу любовь себе.»

«После этого дерьма хочется вымыть мозг мылом»

«Это основная беда с музеями живой истории. Вечно они выбрасывают всё самое лучшее. Вроде тифа. И опиума. И алых меток. Позорного столба. Сожжения ведьм.»

«Волшебство секса - обладание без обузы владения. Сколько женщин домой не води - со складским местом никогда проблем не возникает.»

«Ежедневно: носи крем от солнца.

Крась седину.

Не сходи с ума.

Ешь меньше жирного и сладкого.

Побольше качай пресс.

Не начинайзабыаать всякое разное.

Подрезай волосы в ушах.

Принимай кальций.

Увлажняй кожу. Ежедневно.

Заморозь время на одном месте навеки.

Не старей, черт тебя дери.»

«Запах новой машины - это запах смерти.»

«Любая зависимость, говорила она, это просто способ лечения той же самой беды. Наркотики, обжорство, алкоголь или секс - просто очередной способ найти покой. Сбежать от того, что мы знаем. От нашего образования. От надкушенного яблока. »

«Разового спасения недостаточно. Чтобы спасти человека по-настоящему, его надо спасать снова и снова.»

«- Век Просвещения благополучно закончился. Мы живем в век Беспросветного Невежества.»

«... если мы чего-то не понимаем, нас это бесит. Если мы не в состоянии что-то понять или объяснить, мы это отрицаем.»

«Все эти люди, которых вы воспринимаете как анекдотических персонажей. Вам смешно? Ну так смейтесь.

Все они - самые настоящие сексуальные маньяки.

Все эти люди, которых вы воспринимаете как выдуманных героев, - они настоящие. У каждого есть лицо и имя. Семья и работа. Университетский диплом и досье арестов.»

«Медицинский диплом - вещь полезная. В плане - очень способствует многочисленным половым сношениям: девочки сами под тебя ложатся и еще очередь занимают.»

«Если вы собираетесь это читать, то не надо.

Все равно через пару страниц вам захочется отложить книжку. Так что лучше и не начинайте. Бросайте. Бросайте, пока не поздно.

Спасайтесь.»

«Это история про глупого маленького крысеныша, грубияна и плаксу, которые - можете даже не сомневаться - был самым противным и гадким ребенком на свете.

Мелкий поганец.»

«Казалось, это продлится вечность. Все было так, как будто надо почти умереть, чтобы тебя полюбили. Как будто надо зависнуть на самом краю, чтобы спастись.»

«- Искусство рождается только от горя. И никогда - от радости.

Именно так появились символы.»

«Когда-нибудь он станет врачом и будет спасать людей. Возвращать им счастье. И даже кое-что лучше счастья: покой.

И все будут его уважать.

Когда-нибудь.»

«И только потом, много лет спустя, когда этот маленький неудачник окончил с отличием колледж и поступил на медицинский факультет Университета Южной Каролины - когда ему было уже двадцать четыре и он учился на втором курсе, когда маме поставили диагноз и его назначили опекуном, - только тогда до него дошло, до этого маленького сопливого ябеды, что вырасти сильным, богатым и умным - это лишь первая половина в истории твоей жизни.»

«Так ему и надо, сопливому придурку, который действительно верит что все обязательно станет лучше. Когда-нибудь в будущем. Если бы будешь упорно работать. Если ты будешь прилежно учиться. И быстро бегать. Все будет хорошо, и ты непременно чего-то добьешься.»

«Он пока еще не понимает и поймет еще очень не скоро, что надежда - это просто очередной переходный период, который надо перерасти.»

«Тот глупый маленький мальчик, та холодная ночь, все это - очередная бредятина, чтобы было о чем подумать во время секса.»

«Эти люди - живые легенды. Все эти мужчины и женщины - вы про них слышали. Не могли не слышать.»

«Вуайеристы. Нимфоманки. Похотливые старики. Онанисты.

Сексуальные маньяки-маньячки. Злые и страшные буки, которыми мамы пугали нас в детстве.

Мы все здесь. Живые и нездоровые.»

«Все дело в том, что мужчина, воспитанный матерью-одиночкой, женат уже от рождения. Я не знаю, как это объяснить, но пока твоя мать жива, тебе кажется, что все остальные женщины, которые появляются в твоей жизни, не могут быть чем-то большим, чем просто любовницы. <...>

И с матерью не разведешься.

И ее не убьешь.

»

«Я где-то читал, что красивая женщина - это радость навсегда. Но на своем собственном опыте я убедился, что даже самая распрекрасная женщина - это радость часа на три максимум. Потому что потом она непременно захочет тебе рассказать о своих детских травмах.»

«Я не то, чтобы не люблю этих женщин. Я их люблю - как любят красоток с разворотов неприличных журналов, порно-видео, интернет-сайты для взрослых.»

«Плюс еще книжки с советами, как излечиться от секс-зависимости, которые здесь продают. Просто кладезь бесценных советов на тему: сто и один способ, как вы мечтали потрахаться, но не знали - как.»

«Я уверен, что даже самое лучшее, самое проникновенное стихотворение все равно не сравнится с пьянящим, горячим, взрывным оргазмом.»

«Когда все закончится, мы с ней сразу же возненавидим друг друга.

Когда мы очнемся - замерзшие, потные - на полу в женском сортире, когда мы получили свои оргазмы, нам не захочется даже смотреть друг на друга.

Мы сразу же возненавидим друг друга.

А еще больше - себя.»

«Вот в чем проблема с музеями живой истории. Все самое интересное остается "за кадром". Сыпной тиф, например. Или опиум. Или алые буквы. Или сожжение ведьм.»

«Вся эта толпа неудачников и полоумных психов, которые прячутся здесь потому, что не умеют справляться в реальном мире и не способны к нормальной работе, - разве не по этой причине отцы-пилигримы покинула Англию?»

«Все дело в том, что если бы Иисус смеялся на кресте, или плевал на макушки римлянам, или делал еще что-нибудь, кроме как молча страдать, Церковь - и все с нею связанное - нравилось бы мальчику больше. Гораздо больше.»

«Давая себя поиметь, он тем самым имел целый мир.»

«Неважно, что на тебя навалится - если ты способен улыбаться, когда обезьяна запихивает тебе в задницу жареные каштаны, в бетонном подвале, под объективом фотоаппарата, тебя ничто уже не испугает.»

«Потом она включает телевизор, какую-то мыльную оперу, ну, вы знаете... когда настоящие люди притворяются ненастоящими, с их надуманными проблемами, и настоящие люди все это смотрят и переживают надуманные проблемы ненастоящих людей, чтобы забыть о своих настоящих проблемах.»

«Магия секса заключается в том, что это приобретение без бремени обладания.»

«То, что я делаю: я возвращаю в людскую жизнь приключение.

То, что я делаю: я даю людям возможность проявить героизм. Я их испытывают.

Какая мама, такой и сыночек.

Яблочко от яблони...

То, что я делаю: я добываю деньги.

Если кто-то спасет тебе жизнь, он будет любить тебя вечно.»

«Притворяясь слабым, ты получаешь власть над людьми. По сравнению с тобой они чувствуют себя сильными. Давая людям спасти себя, ты тем самым спасаешь их.

Все, что нужно, - это быть слабым, ранимым и благодарным.

Поэтому оставайся всегда неудачником.»

«Если я не могу быть великим врачом, который спас жизни сотен пациентов, я могу быть великим пациентом для сотен будущих врачей.»

«Он будет гордиться тобой, потому что ты дал ему повод гордиться собой.»

«Плакать - это нормально, если слезы ненастоящие.»

«Старичье. Человеческие огрызки.»

«Большинство людей именно так и живут. Смотрят телевизор. Курят дурь. Накачиваются лекарствами.

Отвлекают себя всеми возможными способами. Отрекаются. Уходят.»

«... когда-нибудь я собираюсь жить так, чтобы делать что-то хорошее, а не просто не делать плохого.»

«Люди, которые посылают мне деньги, - это их взносы за героизм.»

«Красота произведения искусства заключается не столько в самом произведении, сколько во вспомогательном оформлении.»

«Когда ты знаешь симптомы всех самых страшных болезней, жизнь - это уже не жизнь, а постоянное ожидание.»

«Когда-то я думал, что каждая из них - это что-то особенное. Но голые они все одинаковые. И теперь эти задницы для меня не более привлекательны, чем точилка для карандашей.»

«Я просто хочу, чтобы РЯДОМ был кто-то, кого можно спасать. Чтобы рядом был кто-то, кому я нужен. Кто не может без меня жить. Я хочу быть героем, но не однократным героем. Даже если это означает, что она навсегда останется калекой, я хочу стать для нее постоянным спасителем.»

«По прошествии какого-то времени ты понимаешь, что легче просто признать, что ты - сексист и скотина, нетерпимый, бесчувственный, бессердечный кретин. Женщины правы. А ты не прав. Постепенно ты начинаешь привыкать к этой мысли. И начинаешь оправдывать их ожидания <...>

Я имею ввиду, в мире, где больше нет Бога, разве мамы не стали для нас новым богом? Последний священный оплот - неприступный и неодолимый. Материнство - последнее волшебство, которое еще осталось в мире. Но волшебство, недоступное для мужчин <...>

Физическая сила, способность к абстрактному и логическому мышлению, половой член - все преимущества, которые вроде как есть у мужчин, это лишь видимость.»

«Иногда эвфемизмы звучали грубее и откровеннее, чем откровенно грубое "поебстись".

Иногда эвфемизм открывает значительно больше, чем призван скрывать.»

«- Это великая цель, - сказала мама, - найти средство от знания. От образования. От умозрительной жизни внутри сознания.»

«Рыбы, например, не страдают от резкой смены настроения.

У губок всегда все прекрасно.»

«Наркотики, переедание, алкоголь или секс - всего лишь еще один способ обрести мир и покой.»

«Когда-нибудь ты осознаешь, что твои воспоминания, твои приключения, твои истории - это единственное, что у тебя есть.»

«Иногда у меня возникает такое чувство, что мы живём в нижней части песочных часов. И наше время как будто уходит. Скоро его не останется вовсе. Нас засыплет песком. Похоронит заживо.»

«Покажи мне хоть что-нибудь в этом мире, что действительно было бы тем, чем кажется.»

«Как будто надо почти умереть, чтобы тебя полюбили. Как будто надо зависнуть на самом краю - чтобы спастись.»

«Ещё одна незавершённость в моей безалаберной жизни, которая сплошь - одни незавершённости.»

«И мне плевать, как я выгляжу. Или что вы по этому поводу думаете.

Не нравится - не смотрите.»

«Способность изображать довольную улыбку - это само по себе достойно всяческого восхищения.»

«Пытка есть пытка, а унижение есть унижение, только если ты сам выбираешь, что будешь страдать.

"Спаситель" - не совсем верное слово, но это первое, что приходит на ум.

И вот что забавно: если кто-то спасает тебя, первый порыв - тоже кого-нибудь спасти. Всех и каждого.»

«- Странно, - говорит Пейдж, - если мы чего-то не понимаем, нас это бесит. Если мы не в состоянии что-то понять или объяснить, мы это отрицаем.»

«- Типа когда ты думаешь про своё будущее, - говорит мама и прикрывает рукой глаза, - на самом деле ты думаешь про ближайшие два-три года.

И ещё она говорит:

- А когда тебе исполняется тридцать, ты понимаешь, что главный твой враг - это ты сам.»

«Я не злой. Просто я не боюсь говорить людям жестокую и неприятную правду. Мы живём в жестоком и неприятном мире.»

«- Я боролась ПРОТИВ всего, но теперь меня стало тревожить, что я никогда не боролась ЗА что-то.»

«Мы разорвали мир на кусочки, но мы не знаем, что с ними делать... Моё поколение... мы только смеялись над всем и вся и, как могли, развлекались... но мы не сумели сделать мир лучше. Мы только судили то, что создали другие. У нас не было времени создавать что-то самим. Бунт для меня - это был способ спрятаться. Критика и осуждение создавали иллюзию сопричастности. На самом деле мы ничего не достигли. Я ничего не дала миру. Ничего стоящего.»

«Мне страшно её потерять, но ещё страшнее - потерять себя.»

«Истинную доброту души всё равно не спрячешь. Она сияет, как солнце, и все её видят.»

«Мама часто ему говорила, что ей жалко людей. Они так стараются превратить этот мир в безопасное, организованное место. Но никто не понимает, как здесь тоскливо и скучно: когда весь мир упорядочен, разделён на квадратики, когда скорость движения везде ограничена и все делают то, что положено, - когда каждый проверен, зарегистрирован и одобрен. В мире уже не осталось места для настоящего приключения и истинного волнения. Разве что для такого, которое можно купить за деньги. На американских горках. Или в кино. Но это волнение всё равно - искусственное. Вы заранее знаете, что динозавр не сожрёт детишек. Конец обязательно будет счастливым. В мире уже не осталось места для настоящего бедствия, для настоящего риска - а значит, и для спасения тоже. Для бурных восторгов. Для истинного, неподдельного возбуждения. Радости. Новых открытий. Изобретений.

Законы дают нам относительную безопасность, но они же и обрекают нас скуке.

Без доступа к хаосу не может быть истинного порядка.

Чтобы жизнь стала лучше, она сначала должна стать хуже.»

«- Знаете старую поговорку: "Те, кто не помнит своего прошлого, обречены повторять его снова и снова"? А я так думаю, что те, кто помнит своё прошлое, - им ещё хуже.

-Те, кто помнит своё прошлое, всё равно помнят его не таким, каким оно было на самом деле.

- Те, кто помнит своё прошлое, они им парализованы.»

«Я просто хочу быть кому-то нужным.

Нужным и необходимым. Мне нужен кто-то, кому я мог бы отдать всего себя - все своё свободное время, всё своё внимание и заботу. Кто-то, зависимый от меня.

Обоюдная зависимость.»

«Но в нашем тесном мирке случайностей не бывает.»

«- Зачем мне подобные развлечения? Да просто так. Когда понимаешь, что всё бессмысленно, тебе уже всё равно, чем заниматься.»

«Стоит лишь раз переступить какую-то черту, и тебе непременно захочется повторить.»

«- На самом деле мне даже не хочется знать, почему меня тянет на беспорядочные половые связи. Ну, тянет и тянет. - Она говорит: - Потомк что, когда начинаешь задумываться почему и понимаешь причину, оно уже не в удовольствие.»

«После того, как ты столько лет прожил один, так приятно говорить "мы".»

Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите, чтобы добавить цитату к книге «Удушье». Это не долго.

КнигоПоиск © 2021 • 18+