Цитаты из книги «Сицилийское танго»

«ххх

В ожидании самолета на Сицилию Яна просидела в аэропорту Рима около четырех часов и когда, наконец, приземлилась в Катании, была уже середина дня. Погода стояла жаркая, температура приближалась к тридцати трем градусам, и Яна с удовольствием почувствовала прикосновение легкого, приятного ветерка.

Получив багаж, она направилась к автоматическим дверям, где пассажиров с московского рейса ожидала целая толпа встречающих. Яна напряженно вглядывалась в незнакомые лица, отыскивая Андреа. Опаздывает, мелькнуло в голове. Много работы или пробки на дороге?

Так и не отыскав его среди постоянно перемещающихся по залу людей, она примостилась возле стены на своем чемодане. В голове роилось столько всяких мыслей, что ей никак не удавалось разложить их по полочкам. А может, это и к лучшему? Значит, у нее есть пара лишних минут, чтобы поправить прическу и освежить макияж.

Спустя полчаса единственной пассажиркой с этого рейса осталась она одна — все остальные забрали свои вещи и покинули здание аэропорта. Через пару часов зал ожидания вообще опустел. Изредка мимо нее проходили работники аэропорта, с откровенным мужским интересом поглядывая на хорошенькую блондинку.

Прошел еще час, и Яна начала всерьез волноваться. К этому времени было отправлено несколько сообщений. Не дождавшись ответа, она опять набрала номер Андреа. Телефон был отключен. А вдруг с ним произошел несчастный случай? Нет, сказала она себе, это слишком жестоко по отношению к ним обоим. После нескольких лет неудачного брака с ужасной женщиной Андреа должен получить хотя бы немного счастья!

Но глаза отчего-то начали пощипывать предательские слезы, а горло неприятно стиснула невидимая сила. Она сидела в жестком пластмассовом кресле и рассматривала громадный фикус, прикидывая, сколько ему лет.

— Здравствуйте! — над ее головой прозвучал женский голос.

В поле ее зрения появилась высокая статная женщина. Яна не ожидала услышать здесь русскую речь и удивилась, что ее так легко «определили».

— Добрый вечер, — Яна ошеломленно смотрела в смеющиеся серые глаза незнакомки.

— А чего ты здесь сидишь?

— Жду... вот... жених почему-то не приехал за мной. Не знаю, что с ним стряслось. Пробовала позвонить — телефон не отвечает. — Яна смущенно смотрела на женщину, тут же залившись краской.

— Что ж, всякое случается. А адреса ты знаешь?

— У меня есть его адрес. Но я не знаю, как и на чем туда добраться. А на такси очень дорого, — пробормотала Яна.

— Я тебе подскажу, не расстраивайся, — успокоила ее незнакомка.

— Спасибо. А как вы догадались, что я русская?

— Как же, я тут почти пять лет, присмотрелась, наших за версту видно. Славянский тип лица, белая кожа, и так далее. Скоро ты и сама будешь различать. Где твой жених живет?

Яна протянула женщине блокнот, где на развороте был написан адрес Андреа, аккуратно обведенный синим маркером. Затем открыла было рот, желая что-то сказать, но передумала и закрыла его.

— Так мы с тобой почти попутчицы, только мне немного дальше. — Скоро стемнеет, — сказала незнакомка, показывая на часы. — Идем, я тебя довезу.

— Как? Вы на машине? — удивилась Яна.

Незнакомка махнула рукой, отвергая ее слова как несущественные.

— Тут машина не роскошь. Купила я в прошлом году старенькую «Тойоту». Мне шик ни к чему, деньги детям на квартиры коплю, а с машиной я многое выигрываю — работу проще найти.

— Вы в самой Катании живете?

— Подальше малость. Почти на вулкане. Ты не волнуйся, мне по пути.

Ночной мрак укрыл старинный город. Невидящим взглядом Яна уставилась на темные витрины, машины, аккуратно выстроенные в ряд вдоль обочин. Из уголков глаз выкатились и, пробежав по щекам, исчезли в волосах слезы. Ей стоило поразмыслить о том, что произошло.

— Вот и твоя улица. Приехали.

— Да, точно, это она! — оживилась Яна, заметив трехэтажный дом с фонтаном и статуями. Эта вилла в прошлый приезд для нее служила ориентиром — ее невозможно было не запомнить, слишком она была роскошной. Сейчас все окна были наглухо закрыты ставнями.

— Удачи тебе, дорогая! — незнакомка ласково улыбнулась.

— Спасибо! И вам того же желаю! — Яна с чувством пожала ее горячую твердую руку.

Дом Андреа располагался в сотне метрах от шикарной виллы и выглядел намного беднее. Дом был разделен на две половины — одна принадлежала ее жениху, а вторая — другой семье. С соседями он не общался, и Яну с ними не познакомил.

Возле калитки, на территории дома росло несколько громадных кактусов-фикиндий. Так их поначалу называла Яна, а имя им было «фикидиндии», и ценность их заключалась в съедобных плодах. Это был такой фрукт, который нигде в мире больше не рос, только на Сицилии, поэтому у него и было только сицилийское имя. За одно шикарное название можно расцеловать бы диковинный фрукт прямо в колючки! Но сицилийцы его не его любили, потому что он не слишком сладкий, внутри много косточек, а сверху покрыт колючками. Яна сразу же его — хап рукой! — и вся ладонь была в колючках.

В запущенном цветнике росло много сорняков. Андреа не считал нужным тратить деньги на садовника и по возможности в палисаднике управлялся сам. Яна мечтала навести там порядок, купить саженцы глицинии, плюща.

Единственным источником света на половине Андреа был настенный фонарь. Яна остановилась возле калитки и в растерянности оперлась на нее. В ногах после сильных переживаний чувствовалась слабость. Ясно одно — дома никого нет. Вся ненормальность ситуации, в которой она оказалась, разом навалилась на нее.

Машина стояла на своем обычном месте. Сиамский кот Андреа неспешно прохаживался по заросшему сорняками газону, подыскивая подходящее место для туалета.

— Чичо, Чичо, кис, кис, кис... — Яна позвала кота, позабыв, что итальянские коты не отзываются на «кис-кис».

Кот, услышав свое имя, подбежал к забору, проскользнул между прутьями ограды, и начал тереться о ноги гостьи. Яна взяла кота на руки.

— Узнал меня, умница, — прошептала она.— А ты подрос...

Кот от удовольствия закрывал сапфировые глаза, продолжая тереться о подбородок Яны. От него пахло рыбой и туалетной водой Андреа, как результат частого пребывания на одежде хозяина. Последний раз Яна его гладила семь месяцев назад, когда он помещался в две сложенные ладони и постоянно мяукал.

В соседней части дома возле входной двери загорелся свет, хлопнула дверь. Яна машинально повернула голову. Из дома вышла женщина в длинном светлом халате с белым котом на руках. Она что-то ласково говорила своему питомцу, поглаживая его пушистую шерстку.

Чичо, по-видимому, недолюбливал соседа. Его узкое тельце напряглось и превратилось в камень. Он вытянул шею и грозно зашипел на белого кота.

— Чичо! — вскрикнула Яна, отрывая лапы кота от своего плеча.

Несмотря на более юный возраст по сравнению с соседом, характером он обладал агрессивным. Мгновение — хвост распушился трубой — и Чичо бросился в атаку. Два кота свернулись в клубок и покатились по газону, истошно вопя. Скоро к их крикам присоединилась и синьора в халате, ее низкий голос заглушил все остальные звуки. Однако «разнятие» котов было стопроцентно нереальной задачей. Вылитое ведро воды только заставило их переместиться на сухой участок газона.

Минуты две спустя сиамский кот вышел абсолютным победителем. Белый толстяк позорно бежал с газона и скрылся в доме. Яна даже почувствовала некоторую гордость за Чичо.

Соседка Андреа принялась бросать в победителя опавшими плодами фикидиндии, сопровождая свои действия сочной бранью. Яна невольно улыбнулась комичной сцене.

Заметив, что она смеется, женщина бросила в ее сторону несколько резких фраз на местном диалекте.

— К сожалению, я вас не понимаю, — сказала Яна по-итальянски.

Женщина не без интереса посмотрела на нее и подошла к калитке. Глаза у нее были добрыми.

Яна, повторив эти же слова, смущенно улыбнулась.

— Добрый вечер, — поздоровалась сицилийка. — Я понимаю, что это не ваш кот. В любом случае, обвинять, кроме него, некого.

Соседка повернулась, собираясь уходить, как вдруг у Яны мелькнула мысль спросить про Андреа:

— Простите меня! Только один вопрос.

— Я вас слушаю.

— Я приехала к вашему соседу Темпеста, но его не оказалось дома.

— Может, вы знаете, где он? Мне в голову ничего не приходит… я только с самолета. И дозвониться ему никак не могу! — тихо и немного неуверенно спросила Яна.

Черные глаза сицилийки широко распахнулись, демонстрируя целую гамму чувств:

— Вы весьма неудачно приехали, синьорина. Андреа с женой и детьми ушел смотреть премьеру в кинотеатре. Это мне рассказали мои дети, намекая, что и им хотелось бы того же.

— Жена? У него есть жена? — Яна сразу сообразила, какое впечатление произвел на женщину ее вопрос, увидев на ее лице выражение сочувствия.

Ей стало страшно.

— Скажите, пожалуйста, — тихо повторила она. — Возможно, вы что-нибудь знаете. Я невеста Андреа… и приехала не в отпуск... мы должны пожениться. Андреа рассказал мне, что был женат, имеет двух детей, но с женой не живет, давно в разводе.

— А-а, — протянула женщина, — невеста... странно, — она хотела что-то добавить, но почему-то замолчала.

— Что здесь странного?— Яна призвала на помощь все свое терпение. Однако от печального вздоха удержаться не смогла.

— Мы не очень-то общаемся, синьорина, хоть я всегда дома. У меня трое сыновей-проказников, и я не имею времени для общения, да и желания тоже.

— Спасибо, — пробормотала опешившая Яна. — Пойду искать отель. Может, вы подскажете какой-нибудь поблизости? Желательно подешевле.

— Мне искренне вас жаль, синьорина. Вы очень ошиблись с женихом. За последние два года знаете, сколько здесь невест перебывало? А он с женой то мирится, то расходится. В зависимости от степени загрязнения его дома. Он же жмот страшный! — женщина презрительно хмыкнула. — Никогда не наймет работника, чтобы хотя бы сорную траву вырвали.

Яна была ошарашена ее заявлением. А что, если она все это выдумывает?

— Я могу вам предложить отдохнуть у меня и дождаться Андреа. Увидите его, поговорите. Вы, разумеется, мне не верите. Мое имя Даниэла.

Женщина посмотрела на часы и сказала:

— Сказать правду, в такое сложно поверить.

— Яна… спасибо вам…— она решила принять приглашение итальянки.

Даниэла поставила перед ней тушеную говядину с овощами, чашку кофе с молоком и большое блюдо с традиционной сицилийской выпечкой. Яна съела мясо и пирожное из уважения к хозяйке, так как мысли были далеки от еды.

»

«Отрывок из романа Александры Лоренц «Сицилийское танго»

Гл.6. Яна в доме Розарио – итальянского карабинера, который ее временно приютил до отъезда. Кармелло – его сын.

Яна с трудом распах¬нула сонные глаза и сразу поняла, кто ее разбудил — на подоконнике широко рас¬пахнутого окна распо-ложи¬лась громкоголосая стая пти¬чек. В пе¬рерывах между тре-лями они не забы¬вали искать пытли¬выми глазами какие-нибудь крошки. Окончательно проснув¬шись, она обнаружила, что нахо-дится в своей комнате, на диване. Легкий ветерок из окна приятно ласкал кожу, донося с улицы аромат юж¬ных цветов. Ясно! Розарио перенес ее, чтобы скрыть их отношения от Кармело. Она полежала некоторое время, вслушиваясь в окружившую ее тишину и вспоминая события минувшего дня. Возможно, все произошло слишком быстро между ними, но Яна не могла сожалеть об этом. Она никогда не любила прежде, никогда не мечтала познать тайны притяжения мужчины и женщины. Она даже решила, что ей просто не дано почувствовать себя страстной женщиной. Теперь все ее представления о себе изме¬нились, она до сих пор ощущала в себе теплую пульсацию растревоженного желания. Яна не знала, как ей быть дальше — Ро¬зарио стал для нее мощнейшим соблазном. С первой их встречи ее душа потянулась к нему.До нее донесся какой-то шум, и она сообразила, что в доме не одна. Где-то в недрах квартиры кто-то ходил.

«Какое хорошее утро»! — Яна встала с постели и скользнула к окну — напоенный запахами и звуками, свежий воздух ударил ей в лицо. Солнце стояло уже довольно высоко, его жаркие лучи, про¬бравшись сквозь крону кипариса, заставляли жмуриться. Из сосед¬него дома доносились чарующие звуки какой-то старой итальянской песни. Вдалеке, за черепичной крышей соседнего дома, синели в дымке далекие склоны гор. Набегающий с моря бриз шелестел лист¬вой деревьев — фруктовые сады заполнили все окрестности вплоть до самого горизонта. Крыши домов, словно редкие кораблики, плыли среди волн зелени и цветов, буйствовавших в долине.

Послышалось звяканье посуды.

— Розарио, это ты? — спросила Яна, направляясь к кухне.

— Нет, это я, — ответил Кармело.

— А где папа?

— Он привез меня и уехал покататься на мотоцикле.

— Пытаешься найти что-либо съестное?

— Да, в холодильнике были яйца и молоко. Вы хотите есть? Я могу сделать омлет.

— Не мужское это дело, — улыбнулась Яна уже с порога кухни, — дай-ка я что-нибудь приготовлю.

— А папа говорит, что настоящий мужчина должен уметь все, — сказал Кармело, поколебавшись несколько секунд.

— У меня все равно получится лучше, — Яна уже вынимала из холодильника мясо, яйца и масло. — А у тебя, например, забить гвоздь или поменять колесо у машины.

— Колесо у машины меняет механик.

И он стоит на дороге, ожидая, пока ты его проколешь, — продолжила Яна с хитринкой в глазах.

Отбивная уже скворчала на сковороде.

— Ну, — Кармело явно растерялся, — можно позвонить по телефону, и он приедет...

— В три часа ночи, на какую-нибудь проселочную дорогу?

— И зря вы смеетесь, я умею колесо ставить, мне папа показывал.

Кармело вдруг задумался, сложив брови домиком и подперев смуглые щеки кулаками.

— А правда, что у вас медведи по улицам ходят?— последовало совершенно серьезное заявление.

— Неужели? Не замечала, кто тебе сказал?

— Так ведь и на карте нарисовано — Москва, Петербург, а ос¬тальное — лес, и повсюду медведи!

Яна с трудом сдержала улыбку, слушая уверенный голосок Кармело.

— Не верь! — Яна поставила перед ним тарелку с дымящимся куском мяса, — врут эти карты!

— Все равно, синьора Яна, у вас холодно, а у нас хорошо, — мальчик отрезал кусок отбивной и отправил его в рот. — Лучше ос¬тавайтесь с нами.

Его слова заставили Яну замереть:

— Зачем?

— С вами хорошо… — вздохнул мальчик, — и папа тоже так хочет.

— Откуда ты знаешь? — Яна ощутила, что стремительно крас¬неет.

— Я же чувствую, — Кармело не забывал отправлять в рот но¬вые куски, — он же с вами ездил в Сиракузы, и к бабушке возил... точно хочет.

— Просто он гостеприимный человек, — Яна тихонько за-смеялась, но вышло это как-то ненатурально. — А у меня для тебя есть подарок! — Яна вдруг вспомнила о красивой книжке про Тулу, которую ей сунул в чемодан отец — «пусть посмотрят, и у нас есть красоты» — мой город Тула не хуже Катании.

— Да ну? — мальчишка от удивления открыл рот.

Яна пошла в спальню, где в шкафу стоял ее чемодан.

Распахнула дверцу и осела на корточки — на крышке чемодана лежало не¬сколько купюр. По телу пробежал холодок. Взяла их — на пол упали две сотенные и две двухсотенные купюры. Она чуть не упала, ноги отказывались повиноваться.

Серый туман, застлавший глаза, напрочь лишил способности со¬ображать — она почти оглохла из-за монотонного звона в ушах. За¬тем одним скачком разлетевшаяся на кусочки реальность снова со¬бралась в единую картину. Все стало абсолютно ясно: он хотел ее, но не любил, и даже не уважал. Торризи считал ее пустышкой, живущей за счет мужчин. Для него она всего лишь девочка для эскорт-услуг, и он расплатился за ее работу.

Яна почувствовала себя абсолютным ничтожеством.

Невероятный стыд душил ее, сдавливая грудь. Ей казалось, что она вот-вот задох¬нется. Что ей взбрело в голову? Почему она решила, что раз он был вежлив с ней и нежен, раз доставил ей удовольствие, то значит, уже и влюбился в нее? Она ведь знала, какого мнения итальянцы о русских женщинах! И Торризи ничем не лучше. Кем она была в его глазах, ведь она выставила себя полной дурой, очутившись на улице без денег, и без работы. Конечно, некоторым оправданием могло служить изощренное коварство Андреа.

Собственно, как он должен воспринимать ее? Она отдалась ему с такой легкостью, словно это было для нее самым обычным делом! А всему виной внезапно вспыхнувшая страсть к этому мужчине, с ко¬торой просто невозможно было справиться. На этой горькой мысли Яна вдруг запнулась. Теперь понятно, почему он позволил ей ос¬таться в его доме. Ее плата за проживание — услуги путаны… Она сделала глубокий вздох, сотрясаясь всем телом.

— Яна, где вы? — как из тумана послышался голос мальчика.

Подняться не было сил. За горло будто схватила чья-то невиди¬мая рука и сдавила так, что из глаз брызнули слезы. Яна прикрыла лицо руками, и они потекли по пальцам.

— Синьора … — Кармело стоял уже за спиной.

Девушка открыла чемодан, схватила первую попавшуюся вещь и вытерла мокрое лицо.

Вот! — Нащупала дрожащей рукой книгу и повернулась к сыну Роза¬рио.

— Вы плачете? — испугался мальчик.

Яна демонстративно потерла глаз.

— Нет, что ты! Просто соринка в глаз попала, — едва слышно произнесла она, отчаянно пытаясь взять себя в руки.— Милый, извини, мне нужно переодеться.

Кармело в течение нескольких мгновений изучал ее лицо, в поис¬ках разгадки происходящего, затем растерянно сунул подарок под мышку и вышел из комнаты, закрыв за собой дверь.

Яна взяла со столика бутылку вина, плеснула немного в бокал и жадно выпила. Ветер стукнул скрипучими ставнями, в комнате по¬темнело — полнеба закрыла грозовая туча. Опять гроза! Кипарис во дворе жалобно застонал, сгибаясь под ударами ветра.

»

Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите, чтобы добавить цитату к книге «Сицилийское танго». Это не долго.

КнигоПоиск © 2017 • 18+